Тексты
Мифы и Легенды

Реклама: антенный кабель для жк телевизора.


Сага о Гисли
XVII

     Эйольв сказал:
     - Случилось великое злодеяние, а все эти люди бестолковые, все, кто тут есть. По моему разумению, нужно зажечь свет и быстрее бежать к дверям, чтобы убийца не ушел.
     Так и сделали. И людям кажется, что, раз убийца не обнаружен, значит, это сделал кто-то в самом доме. А время идет, и наступает день. Тело Торгрима кладут, извлекают копье, - это делает Бёрк, его брат, - и готовят тело к погребению. Там остаются шесть десятков человек, а другие шесть десятков идут в Холм к Гисли. Торд Трусоватый был около дома, и, завидев толпу, он бросился в дом со словами, что, мол, к хутору движется войско, и он очень всполошился.
     - Ну что ж, - говорит Гисли. И он сказал вису:

- Страха в меня не вселит 
Торда трусливое слово, 
Меч властителя сечи
Вражьею вспоен кровью. 
Лежит недалече повержен 
Тополь вепря потока.
Пусть мечутся в ужасе люди 
Мужество мне не изменит.
     Вот заходят они, Торкель и Эйольв, на хутор и направляются к спальной нише, где лежит Гисли с женою. Торкель, брат Гисли, первым туда заходит. И видит он, что башмаки Гисли лежат все замерзшие и заснеженные. Тогда он пихнул их подальше под лавку, чтобы не увидели другие.
     Вот Гисли приветствует их и спрашивает, что нового. Торкель рассказал, что, мол, случилось великое злодеяние, убит Торгрим, и спросил, что бы это могло значить и что следует теперь предпринять.
     - Великие злодеяния не заставляют себя долго ждать, - говорит Гисли. - Мы намерены оказать помощь в погребении Торгрима, вы можете на это рассчитывать, и должно сделать это, как подобает.
     Те принимают предложение, и они идут все вместе в Морское Жилье. Потом они приготавливают все к погребению и кладут Торгрима на корабль. Вот насыпают они курган по древнему обычаю, и осталось только закрыть его. Тогда Гисли идет к речному устью, берет там огромный, как скала, камень и взваливает его на корабль. Кажется, подалась под камнем каждая досочка, и корабль весь затрещал. Гисли сказал:
     - Я не умею ставить корабль, если этот унесет ветром.
     И поговаривают, что это не так уж непохоже на то, что сделал с Вестейном Торгрим, когда говорил о башмаках Хель.
     Вот собираются они с кургана домой. И Гисли сказал своему брату Торкелю:
     - Я рассчитываю, брат, что теперь между нами будет наилучшая дружба, как бывало, и давай устроим игры.
     Торкель согласен. На этом они расходятся по домам. У Гисли теперь нет недостатка в людях. Приходит конец пиру, и Гисли оделяет гостей хорошими подарками.

< Назад
Дальше >