Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Гисли
XXVI

     Вот видит Ингьяльд, что с юга плывет лодка, и говорит:
     - Вот плывет лодка, и наверно, это Бёрк Толстяк.
     - Что же теперь предпринять? - сказал Гисли. - Хотел бы я знать, столько ли у тебя ума, сколько храбрости.
     - Мне ясно, что надо делать, - сказал Ингьяльд, - хоть я и не мудрец. Наляжем-ка на весла и поплывем к острову, а там поднимемся на скалу Грузило и будем обороняться, покуда стоим на ногах.
     - Я того и ждал, - сказал Гисли, - что твое мужество подскажет тебе именно такое решение. Но я отплачу тебе за твою помощь хуже, чем думал, ежели ради меня тебе придется расстаться с жизнью. Этому не бывать, нужно поступить иначе. Вы с рабом гребите к острову и взберитесь на скалу и готовьтесь к защите. Тогда они, выплыв из-за мыса, примут меня за одного из вас. Я же поменяюсь с рабом одеждою, как мне приходилось однажды, и сяду в лодку с Ботхильд.
     Ингьяльд сделал, как посоветовал Гисли. И когда они расстались, Ботхильд спросила:
     - Что же теперь предпринять?
     Гисли сказал вису:

- Должен, о поле опалов,
Скальд искать разлуки
С Ингьяльдом. Воин, покамест
Весел, слагает висы.
Но встретит судьбы удары
Тополь сражений стойко, 
Слез не прольет он, о бедная 
Липа огня приливов.
     Вот плывут они на юг навстречу Бёрку и держатся как ни в чем не бывало. Тогда Гисли распоряжается, как им вести себя дальше.
     - Ты скажешь, - говорит, - что у тебя в лодке дурень. Я же сяду на носу и буду ему подражать. Опутаюсь леской, стану перевешиваться за борт и вести себя так по-дурацки, как только сумею. А когда мы с ними разминемся, я приналягу на весла и сделаю все возможное, чтобы нам поскорее уйти от них.
     И вот Ботхильд гребет навстречу Бёрку и его людям, но все же в некотором отдаленье от них и делает вид, что направляется рыбачить. Бёрк ее окликает и спрашивает, нет ли на острове Гисли.
     - Этого я не знаю, - говорит она. - Знаю только, что есть там человек, который очень выделяется среди других людей на острове и ростом своим, и сноровкою.
     - Вот как! - говорит Бёрк. - А что, дома ли хозяин?
     - Он уже давно как поехал к острову, - сказала Ботхильд, - а с ним, как я подумала, его раб.
     - Навряд ли это так, - сказал Бёрк. - Это, верно, был Гисли. Едем быстрее за ними. Клюнула теперь рыбка. Только бы ее на борт вытащить.
     А люди его сказали:
     - Смех смотреть на этого дурня. Чего он только не вытворяет! Они сказали Ботхильд, что худо ее дело, раз ей приходится сопровождать такого дурня.
     - И я так думаю, - говорит она, - да только вам, как погляжу, это один смех, и мало вы обо мне печалитесь.
     - Что нам до этого дурня, - сказал Бёрк, - едем скорее!
     Вот они разминулись, и Бёрк со своими гребут к острову, и сходят на берег, и видят теперь людей на скале Грузило, и поворачивают туда, предвкушая удачу. А те двое, Ингьльяд и раб, стоят на вершине скалы. Бёрк вскоре узнал их и сказал Ингьяльду:
     - Мой тебе совет, выдай нам Гисли или, на худой конец, укажи, где он. И какой ты, однако ж, мерзавец, что, живя на моей земле, укрываешь у себя убийцу моего брата. Ты заслуживаешь, чтобы я с тобою разделался, и, по справедливости, тебя стоило бы убить.
     Ингьяльд отвечает:
     - У меня бедная одежда, и мне все равно, успею ли я ее сносить. Но я скорее расстанусь с жизнью, чем оставлю Гисли в беде и выдам его.
     Как рассказывают, Ингьяльд выручил Гисли, как никто, и его помощь очень пригодилась Гисли. Говорят, что, творя чары. Торгрим Нос сделал так, что никакая помощь, оказанная Гисли на материке, не могла спасти его. Того не подумал Торгрим, однако, чтобы помянуть острова, и потому Гисли удалось еще сколько-то продержаться, хотя, как судила судьба, и недолго.

< Назад
Дальше >