Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Гуннлауге
Змеином Языке


III

     Летом Торстейн собрался ехать на тинг и перед отъездом сказал своей жене Йофрид:
     - Ты должна скоро родить. Если это будет девочка, надо ее бросить, если же это будет мальчик, мы его воспитаем.
     Когда Исландия была еще совсем языческой, существовал такой обычай, что люди бедные и имевшие большую семью уносили своих новорожденных детей в пустынное место и там оставляли. Однако и тогда считалось, что это нехорошо. Когда Торстейн сказал так, Йофрид ответила:
     - Человеку, как ты, не подобает это говорить. Стыдно при твоем богатстве отдавать такое распоряжение.
     Торстейн ответил:
     - Ты знаешь мой нрав. Плохо будет, если мое распоряжение не будет выполнено.
     И он уехал на тинг.
     Йофрид родила девочку необыкновенной красоты. Женщины хотели показать ей ребенка, но она сказала, что это ни к чему, и велела позвать к себе своего пастуха, которого звали Торвард, и сказала ему:
     - Ты возьмешь моего коня, положишь на него седло и отвезешь этого ребенка на запад, в Стадный Холм1, к Торгерд, дочери Эгиля. Ты попросишь ее воспитать его втайне, так чтобы Торстейн не узнал. С такой любовью мои глаза тянутся к этому ребенку, что я не могу заставить себя бросить его. Вот тебе три марки серебра. Я даю их тебе в награду. Торгерд позаботится о твоем переезде за море и пропитании в пути.
     Торвард сделал, как она его попросила. Он поехал на запад, в Стадный Холм, с ребенком и отдал его Торгерд. Та отдала его на воспитание человеку, который сидел на ее земле в Вольноотпущенниковом Дворе на Лощинном Фьорде. Торварду же она помогла поехать за море из Ракушечного Залива на Стейнгримовом Фьорде и снабдила его пропитанием на время переезда. Оттуда он выехал в море, и в этой саге он больше не упоминается.
     Когда Торстейн вернулся с тинга домой, Йофрид сказала ему, что ребенка бросили, как он велел, а пастух убежал и украл ее лошадь. Торстейн сказал, что она поступила хорошо, и взял другого пастуха. Так прошло шесть лет, и за это время никто не узнал правды.
     Однажды Торстейн поехал в гости на запад, в Стадный Холм, к Олаву Павлину2, сыну Хёскульда, своему зятю, которого тогда всего больше уважали из знатных людей там, на западе. Как и следовало ожидать, Торстейна приняли очень хорошо. Однажды во время пира, как рассказывают, Торгерд сидела и разговаривала с Торстейном, своим братом, на почетном сиденье, а Олав разговаривал с другими людьми. Напротив них на скамье сидели три девочки. Торгерд сказала:
     - Как тебе нравятся, брат, эти девочки, которые здесь сидят против нас?
     - Очень нравятся, - говорит он, - но одна из них всех красивее, у нее красота Олава, а белизна и черты лица наши, людей с Болот.
     Торгерд отвечает:
     - Это ты правду говоришь, брат, что у нее белизна и черты лица наши, людей с Болот, но красота у нее не Олава Павлина, потому что она не его дочь.
     - Как же это так? - говорит он. - Ведь она твоя дочь.
     Она отвечает:
     - Сказать тебе по правде, брат, она твоя дочь, а не моя, эта красивая девочка.
     И она рассказывает ему затем все, как оно было, и просит его простить ей и своей жене этот обман. Торстейн сказал:
     - Я не могу упрекать вас. Видно, чему быть, того не миновать. Хорошо, что вы расстроили мой глупый замысел. Мне так нравится эта девочка: что быть ее отцом кажется мне большим счастьем. Как ее зовут?
     - Ее зовут Хельга, - отвечала Торгерд.
     - Хельга Красавица, - сказал Торстейн. - Снаряди-ка ее в путь со мной.
     Торгерд так и сделала. Уезжая, Торстейн получил богатые подарки, и Хельга поехала с ним и выросла там в почете, горячо любимая отцом, матерью и всей родней.

< Назад
Дальше >

 


1 Городище относилось к "южной четверти" Исландии, а Стадный холм - к "западной". Фактически Торстейн едет на север.

2 Один из знатных исландцев того времени, герой "Саги о людях из Лаксдаля" (Лососьей долины).