Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Гуннлауге
Змеином Языке


VI

     В это время в Норвегии правил ярл Эйрик, сын Хакона, со своим братом Свейном. Ярл Эйрик жил тогда в Хладире, своей вотчине, и был могущественным государем. Сын Торстейна, Скули, жил в то время у ярла. Он был его дружинником и пользовался его уважением. Рассказывают, что Гуннлауг и Аудун Цепной Пес пришли в Хладир, и было их двенадцать человек. На Гуннлауге было серое платье и белые чулки. На щиколотке у него был нарыв, из которого во время ходьбы выступали кровь и гной. В таком виде явились они с Аудуном к ярлу и учтиво его приветствовали. Ярл знал Аудуна и попросил его рассказать, что нового в Исландии. Аудун рассказал ему новости. Затем ярл спросил Гуннлауга, кто он такой, и тот назвал ему свое имя и свой род. Ярл сказал:
     - Скули, сын Торстейна, что за человек этот исландец?
     - Государь, - ответил тот, - примите его хорошо, потому что он сын одного из лучших людей в Исландии - Иллуги Черного из Крутояра, и мы с ним вместе росли.
     Ярл сказал:
     - Что у тебя с ногой, исландец?
     Гуннлауг ответил:
     - На ней нарыв, государь.
     - Однако ты идешь, не хромая, - сказал ярл.
     Гуннлауг ответил:
     - Я не стану хромать, пока обе мои ноги одинаковой длины.
     Тогда один дружинник ярла, по имени Торир, сказал:
     - Этот исландец очень заносчив, неплохо бы проучить его немного.
     Гуннлауг посмотрел на него и сказал:

- Здесь в дружине твоей
Черный есть лиходей,
На злые дела горазд,
Смотри и тебя предаст!
     Торир схватился было за секиру. Но ярл сказал;
     - Оставь! Не надо обращать внимания на такие вещи.
     - Сколько тебе лет, исландец?
     - Восемнадцать, - отвечал Гуннлауг.
     - Ручаюсь, что других восемнадцати ты не проживешь, - сказал ярл.
     - Чем желать мне зла, лучше желай себе добра, - сказал Гуннлауг, но вполголоса.
     Ярл спросил:
     - Что ты там сказал, исландец?
     Гуннлауг ответил:
     - То, что мне показалось уместным: чтобы ты не желал мне зла, а желал бы себе самому чего-нибудь хорошего.
     - Чего же именно? - спросил ярл.
     - Чтобы ты не умер такой же смертью, как твой отец, ярл Хакон1.
     Ярл побагровел и велел тотчас же схватить этого дурака. Тогда Скули выступил перед ярлом и сказал:
     - Исполни мою просьбу, государь, и пощади этого человека. Пусть он уедет прочь.
     Ярл сказал:
     - Пусть он убирается как можно скорее, если хочет остаться в живых, и пусть никогда больше не возвращается в мои владения.
     Скули вышел с Гуннлаугом, и они пошли на пристань. Там стоял тогда корабль, готовый к отплытию в Англию, и Скули устроил на него Гуннлауга и его родича Торкеля. А Гуннлауг отдал на хранение Аудуну свой корабль и ту кладь, которую он не взял с собой. И вот корабль поплыл в Английское Море, и осенью приплыли они на юг к пристани в Лундунаборге, и там их корабль вкатили на берег.

< Назад
Дальше >

 


1 Ярл Хакон умер от руки своего раба. См. "Сагу об Олаве сыне Трюгви", гл. 49.