Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Гуннлауге
Змеином Языке


IX

     В то время в Швеции правил конунг Олав Шведский, сын конунга Эйрика Победоносного и Сигрид Честолюбивой, дочери Скаглар-Тости. Он был могущественным и знаменитым конунгом и очень любил почести. Гуннлауг прибыл в Уппсалу во время весеннего тинга шведов, и когда он был принят конунгом, он приветствовал его. Тот принял его хорошо и спросил, кто он такой. Гуннлауг сказал, что он исландец. В гостях у конунга Олава был тогда Храфн, сын Энунда. Конунг сказал:
     - Храфн, что это за человек, этот исландец?
     Тогда с нижней скамьи встал человек высокого роста и мужественного вида, подошел к конунгу и сказал:
     - Государь, он происходит из лучшего рода в Исландии, и сам он - достойнейший человек.
     - Тогда пусть он сядет рядом с тобой, - приказал конунг.
     Гуннлауг сказал:
     - Я сочинил хвалебную песнь в вашу честь, государь, и хотел бы, чтобы вы ее выслушали.
     - Идите сперва и садитесь на место, - сказал конунг. - Теперь некогда слушать ваши песни.
     И вот Гуннлауг и Храфн разговорились. Каждый из них рассказал другому о своих странствиях. Храфн сказал, что он приехал прошлым летом из Исландии в Норвегию, а с наступлением зимы - из Норвегии в Швецию. Вскоре они совсем подружились.
     Однажды, когда тинг кончился, оба они были у конунга. Гуннлауг сказал:
     - Я хотел бы, государь, чтобы вы послушали мою хвалебную песнь.
     - Теперь это можно, - сказал конунг.
     - Я тоже хочу сказать хвалебную песнь, если вам будет это угодно, государь, - сказал Храфн.
     - И это можно, - ответил конунг.
     - Тогда я скажу мою песнь первым, если вам будет угодно, - сказал Гуннлауг.
     - Первым должен я сказать мою песнь, - сказал Храфн, - потому что я первым приехал к вам.
     Гуннлауг сказал:
     - Когда это бывало, чтобы мой отец шел на поводу у твоего отца? По-моему, никогда. Не будет этого и между нами.
     Храфн отвечал:
     - Покажем свою вежливость, не будем доводить дела до ссоры, а предоставим решение конунгу.
     Конунг объявил:
     - Пусть Гуннлауг скажет свою песнь первым, раз ему так хочется настоять на своем.
     Тогда Гуннлауг сказал хвалебную песнь, которую он сложил в честь конунга Олава. Когда он кончил, конунг спросил:
     - Храфн, как тебе нравится эта песнь?
     - Государь, - отвечал Храфн, - она напыщенна, некрасива и несколько резка, совсем под стать нраву Гуннлауга.
     - Ну теперь говори свою песнь, Храфн! - сказал конунг. Тот так и сделал. Когда он кончил, конунг спросил:
     - Гуннлауг, как тебе нравится эта песнь?
     Гуннлауг отвечал:
     - Государь, она красива, как сам Храфн, но ничтожна. Почему, - добавил он, - ты сочинил в честь конунга хвалебную песнь без припева? Или он показался тебе недостойным большой хвалебной песни?
     Храфн отвечал:
     - Оставим сейчас этот разговор. Мы еще вернемся к нему позднее!
     На этом их разговор окончился.
     Вскоре после этого Храфн сделался дружинником конунга Олава и попросил у него разрешения уехать. Конунг разрешил ему. Когда Храфн снарядился в путь, он сказал Гуннлаугу:
     - С нашей дружбой кончено, потому что ты хотел унизить меня здесь перед знатными людьми. Но когда-нибудь я осрамлю тебя не меньше.
     - Меня не пугают твои угрозы, - сказал Гуннлауг. - Едва ли когда-нибудь дело дойдет до того, что меня будут меньше уважать, чем тебя.
     Конунг Олав дал Храфну на прощанье богатые подарки, и тот уехал.
     Храфн поехал на восток весной и приехал в Трандхейм. Там он снарядил свой корабль и летом поплыл в Исландию. Он причалил в Глинистом Заливе, к северу от пустоши. Его родичи и друзья обрадовались ему, и он оставался эту зиму дома, у своего отца.
     Летом на альтинге встретились два родича: законоговоритель Скафти и скальд Храфн. Храфн сказал:
     - Я бы хотел, чтобы ты помог мне в сватовстве к Хельге, дочери Торстейна и внучке Эгиля.
     Скафти ответил:
     - Разве она не обещана Гуннлаугу Змеиному Яыку?
     Храфн сказал:
     - А разве не прошел срок, который был между ними условлен? К тому же он теперь слишком зазнался, чтобы считаться с такими вещами.
     Скафти ответил:
     - Пусть будет по-твоему.
     После этого они пошли в сопровождении многих людей к землянке Торстейна, сына Эгиля. Тот принял их хорошо. Скафти сказал:
     - Храфн, мой родич, хочет посвататься к твоей дочери Хельге. Тебе известны его род и богатство, его хорошее воспитание, а также его родственные и дружеские связи.
     Торстейн ответил:
     - Она была обещана Гуннлаугу, и я хочу сдержать слово, которое я дал ему.
     Скафти сказал:
     - Но разве не прошли три года, условленные между вами?
     Торстейн ответил:
     - Еще не прошло лето, и летом он может вернуться в Исландию.
     Скафти сказал:
     - А если он не вернется до конца лета, то на что мы можем надеяться в нашем деле?
     Торстейн ответил:
     - Мы встретимся здесь будущим летом, и тогда будет видно, что всего благоразумнее. Сейчас же бесполезно говорить об этом.
     На этом они расстались, и люди поехали с тинга домой. Но сватовство Храфна к Хельге не осталось тайной.
     Гуннлауг и в это лето не вернулся в Исландию. Следующим летом на альтинге Скафти и Хравн стали свататься очень настойчиво. Они говорили, что Торстейн теперь свободен от всякого обещания Гуннлаугу. Торстейн отвечал:
     - У меня немного дочерей, и я бы не хотел, чтобы одна из них стала причиной раздора. Я хочу сначала встретиться с Иллуги Черным.
     Так он и сделал. Когда они встретились, Торстейн спросил:
     - Не думаешь ли ты, что я теперь свободен от обещания твоему сыну Гуннлаугу?
     Иллуги отвечал:
     - Конечно, если тебе так угодно. Но я мало что могу сказать по этому поводу, так как не знаю точно намерений моего сына Гуннлауга.
     Тогда Торстейн пошел к Скафти, и они порешили, что в начале зимы у Торстейна в Городище должна состояться свадьба, если Гунлауг до этого не вернется в Исландию, но что Торстейн будет свободен от всякого обещания, если Гуннлауг вернется и потребует, чтобы тот выполнил обещание. После этого люди поехали с тинга домой, а Гуннлауг все не возвращался. Хельге же очень не нравилось принятое решение.

< Назад
Дальше >