Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Волсунгах
XVIII. Вот едут Регин и Сигурд

     Вот едут Сигурд и Регин в пустынные горы к той тропе, по которой обычно проползал Фафни, когда шел на водопой, и сказывают, что с тридцать локтей был тот камень, на котором лежал он у воды, когда пил.
     Тогда промолвил Сигурд:
     - Сказал ты, Регин, что дракон этот не больше степного змея, а мне сдается, что следы у него огромные. Регин молвил:
     - Вырой яму и садись в нее, а когда змей поползет к воде, ударь его в сердце и так предай его смерти; добудешь ты этим великую славу. Сигурд молвил:
     - Как быть, если кровь змея того зальет меня?
     Регин отвечает:
     - Нечего тебе и советовать, раз ты всего пугаешься, и не похож ты отвагою на своих родичей.
     Тут поехал Сигурд в пустыню, а Регин спрятался от сильного страха. Сигурд выкопал яму; а пока он был этим занят, пришел к нему старик с длинной бородой и спросил, что он делает, и Сигурд ему сказал. Отвечает ему старик:
     - Это дурной совет: вырой ям побольше, чтобы кровь туда стекала, а ты сиди в одной и бей змея того в сердце.
     Тут старик исчез, а Сигурд выкопал ямы, как было сказано. А когда змей тот пополз к воде, то задрожала вся округа, точно сотряслась земля, и брызгал он ядом из ноздрей по всему пути, но не устрашился Сигурд и не испугался этого шума. А когда змей проползал над ямой той, вонзил Сигурд меч под левую ключицу, так что клинок вошел по рукоять. Тут выскакивает Сигурд из ямы той и тянет к себе меч, и руки у него - все в крови по самые плечи. И когда огромный тот змей почуял смертельную рану, стал он бить головой и хвостом, дробя все, что под удар попадало. И когда принял Фафни смертельную рану, стал он спрашивать:
     - Кто ты таков, и кто твой отец и какого ты роду, что дерзнул занести на меня оружье? Сигурд отвечает:
     - Род мой неведом, и имя мне - Статный Зверь, и нет у меня ни отца, ни матери, и один совершил я путь.
     Фафни отвечает:
     - Если нет у тебя ни отца ни матери, то от какого же чуда рожден ты? И если ты скрываешь от меня имя свое в смертный мой час, то знай, что ты - лжец.
     Тот отвечает:
     - Называюсь я Сигурд, а отец мой - Сигмунд.
     Фафни отвечает:
     - Кто подговорил тебя на это дело и как дал ты себя подговорить? Разве ты не слыхал, что все люди боятся меня и моего шлема-страшилища? Остроглазый отрок, отважен был твой отец.
     Сигурд отвечает:
     - Подстрекнул меня крепкий дух, а совершить помогла эта мощная длань и этот мой острый меч, как ты теперь изведал; и редко в старости стоек, кто в детстве дрябл.
     Фафни говорит:
     - Знаю я, что если бы взращен ты был в роду своем, то умел бы биться грозно; но большое диво, что кащей полоненный отважился биться со мною, ибо

редко пленник      отважен в поле.
     Сигурд молвил:
     - Попрекаешь ты меня тем, что возрос я вдали от рода. Но хоть был я взят на войне, никогда я не был рабом, и ты на себе испытал, что я - свободнорожденный.
     Фафни отвечает:
     - За обиду принимаешь ты все, что я говорю. Но будет тебе на погибель золото то, которым я владел.
     Сигурд отвечает:
     - Всяк в добре своем властен лишь по некий день, и когда-нибудь всякий умрет.
     Фафни молвил:
     - Мало, сужу я, ты совершишь, коль опрометчиво выйдешь в море, а лучше пережди на берегу, пока уляжется ветер.
     Сигурд молвил:
     - Скажи ты мне, Фафни, если ты премудр: каковы те норны, что метят детей при родах? Фафни отвечает:
     - Много их, и различны они по роду:

     (Фафнисмол, 13)1


Иные - из асов,      иные - из алфов,
          Иные - дочери Двалина.
     Сигурд молвил:
     (Фафнисмол, 14)

- Что за остров,      где будут брагу мечей
              Смешивать Сурт и асы?
     Фафни отвечает:
     - Он зовется Оскапт.
     И еще молвил Фафни:
     - Регин-брат - виновник моей смерти, и так сдается мне, что станет он виновником и твоей смерти, и все идет, как он пожелал.
     Еще молвил Фафни:
     - Я носил шлем-страшилище перед всем народом, с тех пор как лежал на наследии брата, и брызгал я ядом на все стороны вдаль, и никто не смел приближаться ко мне, и никакого оружия я не боялся и ни разу не видел я пред собой стольких людей, чтоб не считал я себя много сильнее их; и все меня страшились.
     Сигурд молвил:
     - Тот шлем-страшилище, о коем ты говоришь, мало кому дает победу, ибо всякий, кто встречается со многими людьми, познает однажды,


что самого смелого - нет.
     Фафни отвечает:
     - Мой тебе совет, чтобы ты сел на коня и ускакал отсюда как можно скорее, ибо часто случается, что тот, кто насмерть ранен, сам за себя отомстит.
     Сигурд сказал:
     - Такой твой совет, но я поступлю иначе; поскачу я к твоему логову и возьму великое то золото, которым владели родичи твои.
     Фафни отвечает:
     - Поедешь ты туда, где найдешь так много золота, что скончает оно твои дни; и это самое золото будет тебе на погибель и всякому другому, что им завладеет.
     Сигурд встал и молвил:
     - Поехал бы я домой, хоть бы и лишился великого этого богатства, если бы знал, что никогда не умру.

     (Фафнисмол, 21)


И отважнейший воин      властен над золотом
               По некий суженый срок. 
Ты ж, Фафни, майся      в предсмертных муках,
               И пусть тебя примет Хел.
     И тут умер Фафни.

< Назад
Дальше >

 


1 Фафнисмол - "Речи Фафнира"