Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Волсунгах
XXVIII. Сигурду сварили дурманного меду

     Уехал тогда Сигурд прочь со многим тем золотом, и расстались они друзьями. Едет он на Грани со всеми своими доспехами и поклажей. Едет он, пока не приезжает к палате Гьюки-конунга. Въехал он в замок; а это увидел один из королевских людей и молвил:
     - Сдается мне, что едет сюда некий бог: человек этот весь покрыт золотом; конь его много больше других коней; и дивно прекрасны его доспехи; сам он выше других людей и во всем их превосходит.
     Конунг вышел с гридью своей и заговорил с человеком тем и спросил:
     - Кто ты такой и как въехал ты в замок? Никто еще не дерзнул на это без дозволения моих сыновей.
     Тот отвечает:
     - Зовут меня Сигурдом; я - сын Сигмунда-конунга. Гыюки-конунг молвил:
     - Добро пожаловать к нам, и бери все, что пожелаешь.
     И вошел Сигурд в палату, и казались там все подле него низкорослыми, и все услуживали ему, и был он там в большой чести.
     Стали они ездить вместе, Сигурд и Гуннар и Хогни, но Сигурд был впереди их во всех делах, хоть и слыли они великими людьми.
     Проведала Гримхилд, как сильно Сигурд любит Брюнхилд и как часто он о ней говорит. Думает она про себя, что было бы большим счастьем, если бы он обосновался здесь и взял за себя дочку Гьюки-конунга. Видела она, что никто не может с ним сравняться; видела также, как крепко можно на него положиться, и как велико его богатство: много больше того, что когда-либо видывали люди.
     Конунг обходился с ним как с родными сыновьями, а они почитали его больше, чем самих себя.
     Однажды вечером, когда сидели они за шитьем, встала королева и подошла к Сигурду, и заговорила с ним и молвила:
     - Радость нам оттого, что ты здесь, и всякое добро готовы мы тебе сделать. Вот прими этот рог и испей. Он принял рог и выпил. Она сказала:
     - Отцом твоим станет Гьюки-конунг, а я - матерью, а братьями - Гуннар и Хогни, и все вы побратаетесь, и не найдется никого вам равного.
     Сигурду это пришлось по душе и, выпив того меду, позабыл он о Брюнхилд. И оставался он там некоторое время.
     И однажды подошла Гримхилд к Гьюки-конунгу и обвила руки вокруг его шеи и молвила;
     - Вот прибыл к нам величайший витязь, какой есть на свете, на него можно положиться. Отдай ему свою дочь с великим богатством и столькими землями, сколько он сам пожелает, и пусть он здесь изведает радость.
     Конунг отвечает:
     - Не очень пристойно предлагать своих дочерей, но лучше предложить ему, чем принять сватов от других.
     И однажды вечером Гудрун подносила кубки гостям. Сигурд увидел, что она статная женщина и куртуазнее всех. Пять полугодий пробыл там Сигурд, и жили они во славе и в дружбе, и вот однажды повели конунги меж собой беседу. Гьюки-конунг молвил:
     - Много добра сделал ты нам, Сигурд, и сильно ты укрепил нашу державу.
     Гуннар молвил:
     - Все мы готовы сделать, чтобы ты здесь подольше остался: и земли и сестру нашу сами тебе предлагаем, а другой не получит ее, хоть бы и просил.
     Сигурд отвечает:
     - Спасибо вам за честь, и я не отказываюсь.
     Тут они побратались и поклялись быть, словно родные братья. Вот справили знатный пир, и длился он много дней; выпил Сигурд с Гудрун свадебную чару. Можно было видеть там всякие забавы, и угощение было день ото дня все лучше.
     Стали они тогда ходить в далекие походы и творить многие славные дела, убили множество королевичей, и никто не совершил столько подвигов, сколько они. Вернулись они домой с большой добычей. Сигурд дал Гудрун вкусить от сердца Фафни, и стала она с тех пор много злее и умнее. Сын их был назван Сигмундом. И однажды пошла Гримхилд к Гуннару, сыну своему, и молвила:
     - Ваша держава цветет пышным цветом, кроме только одного, что нет у вас жены. Посватайтесь к Брюнхилд. Это - достойнейший брак; и пусть Сигурд поедет вместе с вами.
     Гуннар отвечает:
     - Она всем ведомая красавица, и я непрочь посвататься, - и сказал он об этом отцу своему и братьям и Сигурду, и все они согласились.

< Назад
Дальше >