Тексты
Мифы и Легенды

Реклама:


Сага о Волсунгах
XXX. Спор королев тех, Брюнхилд и Гудрун

     В некий день, когда поехали они обе на реку купаться, зашла тут Брюнхилд дальше в воду. Гудрун спросила, как ей это удалось. Брюнхилд говорит:
     - Почему мне в этом равняться с тобою, если ни в чем ином мы не равны. Думается мне, что отец мой могущественнее твоего, и муж совершил много подвигов и проехал сквозь огонь горючий, а твой мужик был рабом у Хьяльпрека-конунга,
     Гудрун отвечает во гневе:
     - Умнее бы ты была, если бы молчала, чем порочить мужа моего. Все люди говорят, что не бывало на свете людей подобных ему ни в одном деле. А тебе и вовсе не пристало его чернить, потому что он первый тебя познал; это он убил Фафни и проехал сквозь полымя то (а ты думала, что это Гуннар-конунг) и спал он с тобой и снял с руки у тебя перстень тот Андваранаут, - и можешь его, если хочешь узнать.
     Тут видит Брюнхилд перстень и узнает его... и тут побледнела она, словно мертвая. Пошла Брюнхилд домой и весь вечер не проронила ни слова. А когда Сигурд лег в постель, спросила Гудрун:
     - Почему так печальна Брюнхилд?
     Сигурд отвечает:
     - Не знаю я точно, но сдается мне, что вскоре мы больше узнаем.
     Гудрун молвила:
     - Почему не радуется она богатству и счастью и похвалам всех людей, и тому, что получила мужа по своей воле.
     Сигурд молвил:
     - А разве она не сказала, что владеет мужем, отменнейшим из всех, кроме того, за которого бы она охотнее всего вышла?
     Гудрун отвечает:
     - Завтра утром я спрошу, за кого она пошла бы охотнее всего.
     Сигурд отвечает:
     - Это я тебе запрещаю, и раскаешься ты, если спросишь.
     А наутро сидели они в тереме, и Брюнхилд была молчалива.
     Тогда молвила Гудрун:
     - Развеселись, Брюнхилд! Сердишься ты за наш вчерашний разговор, или что другое тебя печалит?
     Брюнхилд отвечает:
     - Одна лишь злоба в тебе говорит, и свирепое у тебя сердце.
     - Не суди так, - говорит Гудрун, - а лучше скажи, что у тебя на душе.
     Брюнхилд отвечает:
     - Одно только скажу тебе: лучше было бы, если бы ты знала, что приличествует знатным женам; и хорошо тогда наслаждаться благом, когда все вершится по вашей воле.
     Гудрун отвечает:
     - В чем ты нас упрекаешь? Мы не сделали вам никакого зла.
     Брюнхилд отвечает:
     - Заплатишь ты за то, что Сигурд - твой муж; и не потерплю я, чтобы ты владела им и золотом тем великим.
     Гудрун отвечает:
     - Не знала я о вашей тайности, и властен был отец мой избрать мне мужа, не спросясь у тебя.
     Брюнхилд отвечает:
     - Не было у нас никакой тайности, а дали мы друг другу клятву; и вы знаете, что обманули меня, и будет за это месть.
     Гудрун отвечает:
     - Лучшего мужа ты добыла, чем тебе подобает; но нелегко будет унять твою гордыню, и многие от нее потерпят.
     - Была бы я довольна, - говорит Брюнхилд, - если бы муж твой не был лучше моего.
     Гудрун отвечает:
     - Так хорош твой муж, что неизвестно, кто из двоих больший конунг, и довольно у тебя земли и богатства.
     Брюнхилд отвечает:
     - Сигурд убил Фафни, а это дороже стоит, чем вся держава Гуннара-конунга, как в песне поется:

Сигурд змея сразил,      и слава об этом
Не может померкнуть      до гибели мира,
А твой родич      слишком был робок,
Чтоб прыгнуть сквозь пламя      иль прямо проехать.
     Гудрун отвечает:
     - Грани не захотел идти в огонь под Гуннаром-конунгом; а сам он не боялся, и нельзя обвинить его в робости.
     Брюнхилд отвечает:
     - Не скрою, что не желаю я Гримхилд добра.
     Гудрун отвечает:
     - Не поноси ее, потому что она обходится с тобой как с родной дочерью.
     Брюнхилд отвечает:
     - Она - виновница всей скорби, что меня гложет; она поднесла Сигурду коварную брагу, так что позабыл он даже имя мое.
     Гудрун отвечает:
     - Много недобрых слов говоришь ты, и великая это ложь.
     Брюнхилд отвечает:
     - Наслаждайтесь же с Сигурдом так, будто вы меня не обманули. Брак ваш - нечестен, и да будет с вами, как я замыслила.
     Гудрун отвечает:
     - Слаще мне будет, чем тебе угодно, и никто не добьется того, чтобы хоть раз кто-нибудь полюбился ему больше меня.
     Брюнхилд отвечает:
     - Злобно ты говоришь, и раскаешься ты в том, что вылетает у тебя изо рта, но не будем браниться.
     Гудрун говорит:
     - Ты первая бросила в меня бранным словом. Теперь ты прикинулась, будто хочешь уладить дело миром, но под этим кроется злоба.
     - Бросим ненужную болтовню, - говорит Брюнхилд: - Долго я молчала об обиде, что жила у меня в груди; но люблю я только твоего брата... и давай говорить о другом.
     Гудрун отвечает:
     - Много дальше идут твои мысли.
     И стряслось великое горе от того, что поехали они на реку и узнала Брюнхилд перстень тот, и случилась у них эта распря.

< Назад
Дальше >